fbpx

В Староминскую прокуратуру поступают массовые жалобы на смертоносную халатность врачей местного роддома

При этом минздрав Краснодарского края игнорирует журналистские запросы с требованием прокомментировать факты гибели новорожденных.

Жители станицы Староминской массово подают в прокуратуру жалобы на руководство местного роддома: заведующую Светлану Петренко и ее дочь Юлию Горобец, которая заведует тамошним отделением гинекологии. В жалобах требуют расследовать вымогательство денег и вопиющий непрофессионализм персонала. Это стало широко известно после того, как «Новая газета» опубликовала расследование о том, что творится в староминском роддоме.

«На шестой неделе беременности после стандартного осмотра Петренко сообщила мне, что плод замер», — рассказывает Юлия Панина. — «Было это в четверг утром, а на УЗИ она меня пригласила в следующий вторник. Получается, всё это время я должна была ходить с умершим ребенком внутри? Мы с мужем помчались на УЗИ в Ейск, там врачи очень удивились: как нам могли поставить такой серьезный диагноз «на глазок»? В положенное время ребенок без проблем родился».

Другим староминским роженицам повезло куда меньше.

«Первые шесть с половиной месяцев беременности я наблюдалась у местных врачей», — говорит Наталия Клименко. — «Результаты всех анализов и исследований были в порядке. На седьмом месяце после контрольного УЗИ вдруг отправили в Краснодар, не объяснив причину. Там врачи на 10-й секунде обследования воскликнули: «У вас в Староминской работают идиоты?!» Сказали, что у ребенка сильнейший порок сердца, неоперабельный. И как этого можно было не заметить на ранних сроках, они просто не понимают». В результате ребенок всё же родился, но через две недели в реанимации умер в муках.

«У меня роды прошли без проблем, легко, можно сказать», — вспоминает Наталья Александрова события 29 ноября 2017 года. — «И вот я вижу свою дочь, а, главное, я помню ее первый плач. Я, конечно, в состоянии эйфории была. Но все равно обратила внимание, что нет звука аппарата, которым обрабатывают ребенка сразу после рождения, не слышу, что продувают носик. Хотя с предыдущими двумя детьми я это точно помню. Минут через 40 пришел доктор и сказал, что ребенок умер. Ни диагноза, ни внятного объяснения я до сих пор не услышала». Когда Александровы забирали дочку из морга, заключения им не выдали — сказали, что результат экспертизы будет через месяц. Прошло уже почти три года — результатов нет. Зато через месяц к Александровым пришла разбираться инспекция по делам несовершеннолетних: оказалось, что роддом так официально и не сообщил о смерти новорожденного. А когда прокуратура приехала в больницу с проверкой, оказалось, что все документы из папки Натальи Александровой кто-то изъял.

Ольга Журавлева умерла 10 июля 2020 года — от многочисленных осложнений после кесарева сечения. «Медперсонал звонил Петренко, объясняя, что нужно срочно что-то делать, что Журавлевой совсем плохо», — говорит вдовец Михаил Журавлев. — «Но врач ехать отказалась, потому что в тот день была Троица, которую она праздновала в кругу семьи. Эти показания сотрудников я видел позже в документах у следователя СК. После того как моя жена умерла, Петренко сразу уехала в краевой минздрав», — говорит Михаил Журавлев. — «Вернулась и прямым текстом мне сказала, что там она все вопросы порешала, осталось только со мной решить…»

На официальный журналистский запрос «Новой газеты» с требованием прокомментировать смерть Ольги Журавлевой и ее ребенка, а также другие факты, о которых говорится в статье, минздрав Краснодарского края не ответил в срок, обозначенный Федеральным законом о СМИ.

А в Староминской прокуратуре факт массового обращения жителей подтвердили: «Мы начали проверку по данному обращению. Хорошо, что есть люди, которые готовы рассказать о подобных фактах в больнице».

Комментарии

Здесь ещё нет комментариев, вы будете первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Sidebar